С.А. Александрова – Характерные черты польских женских журналов в межвоенный период (1918–1939)

Характерные черты польских женских журналов в межвоенный период (1918–1939)

(тезисы)

Александрова Софья Алексеевна

студентка

Исторического факультета МГУ

Большинство политических и социальных потрясений межвоенного периода в Польше отразилось в том числе на страницах женских журналов страны. Мы выявили несколько черт, характерных для польских женских журналов периода 1918–1939 гг.

Нами были выбраны журналы: Kobieta w Sejmie («Кобета в Сейме» – «Женщина в Сейме»), Bluszcz («Блющ» – «Плющ») и Głos Kobiet («Глос Кобет» – «Голос женщин») (Варшава), Przegląd Kobiecy («Пшеглёнд Кобецы» – «Женское обозрение») (Люблин), Głos Wielkopolanek («Глос Велькополянек» – «Голос великополянок») (Познань) и Moja Przyjaciółka («Моя Пшияцюлка» – «Моя подруга») (Жнин) – в связи с их географическим распределением, уровнем популярности и различиями в редакционной политике. Так, в период формирования государства (1918–1921) варшавскому журналу «Кобета в Сейме» и люблинскому «Пшеглёнду Кобецы» оказался прямо противоположен во взглядах и по повестке познаньский «Глос Велькополянек», а после 1927 г. варшавскому «Блющу» – жнинская «Моя Пшияцюлка».

Как показало наше исследование, во-первых, выбранные нами издания не шли по пути от политизированности к аполитичности – полнота освещения варьировалась в зависимости от направленности журнала и от конкретного периода. Во-вторых, женские журналы оказались склонны к сообщениям о политических событиях и явлениях, участников и последствия которых можно было разделить на полярные категории. Так, во время парламентской демократии (1921–1926) крупнейшие на тот момент женские журналы «Блющ» и «Глос Велькополянек» практически не касались политики: вопрос с границами («хорошие» поляки и  «плохие» немцы, чехи, украинцы, большевики) был решен, внешняя угроза – снята, а внутриполитическая ситуация с четырьмя парламентскими кризисами была многополярной и не поддавалась разделению на «чёрное и белое».

С установлением режима «санации» внутриполитическая ситуация прояснилась и стала биполярной (оппозиционные партии стали противостоять прорежимному Беспартийному Блоку), к тому же стала нарастать внешняя угроза (после прихода к власти в Германии национал-социалистов). В это время «Блющ», акционерами которого были связанные с «санацией» люди, положительно-нейтрально описывал внутриполитическую обстановку; издание Польской социалистической партии «Глос Кобет» занялось критикой режима как воплощения «зла» ради «добра», воплощенного в польском народе и рабочем классе – но оба журнала были едины в негативной оценке внешней угрозы.

В предвоенное пятилетие исторически важные решения принимались на секретных международных переговорах, позиция Польши была неизменной, часто писать о ней было нерезонно. Внутри страны ситуация в целом была стабильной, а то, что вредило имиджу «санации», «Блющ» не освещал, как и до 1935 г. Созданный же в это сложное время журнал «Моя Пшияцюлка» вообще не ставил перед собой задач освещения политической ситуации. Какие-то факты и оценки могли попасть в новостные заметки, но это случалось крайне редко. В то же время оба журнала начали писать о грядущей войне, готовить к ней своих читательниц. Но даже о ней издания писали в соответствии с редакционной политикой: «Блющ» – в статьях и заметках, «Моя Пшияцюлка» – в советах рубрики «Домашнее хозяйство в случае войны».

В-третьих, до 1926 г. играл важную роль региональный фактор. Познаньские журналы писали о немцах, варшавсксие – о немцах и русских, люблинский – об украинцах. Однако со временем женские журналы стали ориентироваться на общепольскую аудиторию, и влияние географического фактора ушло.

В-четвертых, что касается освещения женского вопроса, наиболее влиятельным оказался фактор не исторический, а гендерный. Журналы, редактируемые женщинами («Кобета в Сейме», «Пшеглёнд Кобецы», «Блющ», «Глос Кобет»), уделяли женскому вопросу больше внимания, чем журналы с редакторами-мужчинами («Глос Велькополянек», «Моя Пшияцюлка»). Также журналы с редакторами-женщинами освещали все, что касалось женского вопроса, с прогрессивной точки зрения, в чем больше всего преуспел социалистический «Глос Кобет».

Таким образом, межвоенный период в Польше отразился на страницах польских женских журналов частично (впрочем главнейшие события все же попали на их страницы), а интерес к женскому вопросу оказался стабильным в тех журналах, где редактором являлась женщина.